«Россия ставит спектакль о нас». Страна в формате перформанса

Эпизод с кричащей «Простимулируйте меня!​» девушкой, повторение акции Олега Кулика​ «Человек-собака», плавающий по цеху дирижабль, чтение дневника пациента из психиатрической больницы – все это происх.. … Подробнее >«Россия ставит спектакль о нас». Страна в формате перформанса

Эпизод с кричащей "Простимулируйте меня!​" девушкой, повторение акции Олега Кулика​ "Человек-собака", плавающий по цеху дирижабль, чтение дневника пациента из психиатрической больницы – все это происходит в спектакле Виктора Вилисова​ "Мазэраша".

"Мазэраша" – представление без четкой повествовательной линии, оформленное в виде разрозненных сцен-размышлений о современной России. Они складываются из переосмысления известных акций – например, "Туши" Петра Павленского, когда художник, завернутый в многослойный "кокон" из колючей проволоки, появился у Законодательного собрания Санкт-Петербурга, обрывков фраз о коррупции и бедности. Возникает атмосфера хаоса, полного погружения в созданную перформерами реальность.

Перформанс поставила независимая театральная команда. В феврале они переехали на месяц в Пермь и там работали в цехе бывшего завода по ремонту поездов. Впервые спектакль показали в Перми 7 и 8 марта, видеоверсию ­– в июне, в кинотеатрах Москвы и Петербурга.

Перформанс не прерывался в течение шести часов и шел сразу на нескольких площадках, так что посетители не сидели на месте, а ходили по цеху. Он выходил за рамки спектакля, пересекал границы концертной формы, перформативной инсталляции и лекции о том, почему зрителям сложно воспринимать современное искусство.

В итоге получилось шоу о различных культурных слоях России и их осмыслении: "От телевидения, аншлага и репрессированной телесности и сексуальности до метафизической концепции России как пучины безвременья, в которое страна, а за ней наш спектакль время от времени проваливаются", – рассказывал режиссер Виктор Вилисов.

Наша цель – создать акустический космос для внутренней работы мысли

Как и в любом перформансе, форма здесь намного важнее содержания. В разрозненных сценах каждый увидит что-то свое и соотнесет со своим представлением о России. Что именно происходит на сцене, понятно не всегда. Есть эпизоды, где перформеры начинают танцевать или криком прогоняют зрителей с одной площадки, изображают урок ОБЖ в формате БДМС, собирают мусор, называя это инсталляцией об "освоении пространства".

"На наш перформанс зритель должен прийти с определенными мыслями. Главная идея состоит в том, что эти мысли не должны меняться, когда зритель входит в пространство спектакля. Это не музей и не церковь. Человек пришел со своими мыслями и именно с ними наедине остался во время спектакля", – рассказывает художник Никита Евглевский. Как именно зритель интерпретирует увиденное, создателей спектакля не волнует. Они только предоставляют площадку для размышлений. "Мы считаем, что мысли аудитории не хуже наших мыслей, поэтому мы не ставили перед собой цель – забить голову зрителей какими-то идеями. У нас была одна цель – создать акустический космос для внутренней работы мысли", – говорит художник.

В итоге для каждого участника "Мазэраша" – про что-то свое. "Для меня весь этот проект – большой, который вроде собирается и одновременно рассыпается, – как раз напоминает большую Россию. Она такая разнообразная: один человек думает так, другой – иначе, но все они живут вместе, и все любят друг друга", – рассказывает режиссер Демьян Водкин, принявший участие в перформансе.​

Мы хотели поставить спектакль о России, но Россия поставила спектакль о нас

Он добавляет, что главной темой спектакля стала для него тема любви и размышлений об этом чувстве. По его словам, любовь к размышлениям и глубоким темам – это отличительная черта как российского зрителя, так и российских режиссеров. "В спектакле у нас все любят друг друга и любят, наверное, свою страну, иначе бы не размышляли о современной России", – добавляет Водкин.

Во второй части "Мазэраши" происходит коллективное объятие. Процесс запускают перформеры. Они выходят в центр зала, образуют круг и обнимаются. Постепенно к ним присоединяются и зрители.

Сцена из спектакля "Мазэраша". Фото: Александр Агафонов
Сцена из спектакля "Мазэраша". Фото: Александр Агафонов

​Для композитора и медиахудожника Леонида Именных спектакль стал попыткой противостоять среде. "У меня есть хорошее выражение о перформансе: мы хотели поставить спектакль о России, но Россия поставила спектакль о нас. Ты растворяешься в среде и заранее проигрываешь, потому что Россия побеждает тебя с твоими художественными амбициями. Даже сказать о проблеме толком не получается – сопротивление среды слишком велико", – говорит Именных. По его словам, несмотря на то что спектакль дважды показывали в Перми, а потом устроили демонстрацию экранной версии, реальный отклик увидеть сложно.

Главная особенность перформанса – это горизонтальная форма организации. Театральная команда решила отказаться от привычной вертикальности и иерархичности, когда роли и обязанности распределяются в соответствии с тем, какую позицию в структуре человек занимает. Для вертикальной модели характерна ситуация, когда режиссер заранее полностью продумывает постановку и просит актеров действовать по сценарию. В горизонтальной форме каждый перформер может внести в постановку что-то свое. Есть сцены, где сценарий не прописан и участники могут действовать по ситуации.

Сцена из спектакля "Мазэраша". Фото: Александр Агафонов
Сцена из спектакля "Мазэраша". Фото: Александр Агафонов

"До поездки в Пермь я понимал процентов на десять, что будет собой представлять спектакль. Когда мы начинали работу, я заметил, что и другие перформеры тоже слабо представляли, во что все это может вылиться", – рассказывает рекламный менеджер и участник спектакля Владимир Рыбас. По его словам, из-за того, что не было четкой организации работы, процесс постановки давался сложно. Однако именно эта свобода и наличие сцен, где не прописаны действия участников, позволили, по словам Рыбаса, лучше передать атмосферу происходящего и самому почувствовать ее.

Мы хотели сделать что-то горизонтальное и умерли, пытаясь

Похожие эмоции описывает иВодкин. Он никогда раньше не сталкивался с горизонтальной формой организации работы, поэтому ему было интересно попробовать. "Делать горизонтальный театр с большим количеством перформеров сложно. Мне кажется, такой формат лучше работает, когда команда меньше, а масштаб постановки не такой большой. Сначала мне казалось, что ничего из этой идеи не выйдет. Мы не понимали, как организовать работу, и все сыпалось на глазах. Но потом каким-то непонятным образом все получилось. Для меня необычно было буквально все: ты вроде создаешь проект, а вроде смотришь на процесс со стороны, вроде бы только участник, а вроде можешь предлагать свои идеи и реализовывать их".

Сцена из спектакля "Мазэраша". Фото: Александр Агафонов
Сцена из спектакля "Мазэраша". Фото: Александр Агафонов

При этом сами авторы считают, что реализовать идею горизонтальности не удалось. "Мы пришли с желанием сделать что-то горизонтальное и умерли, пытаясь. Мне кажется, у нас ничего не вышло, но проиграть было частью художественного замысла. Мы изначально настраивались на то, что ничего не выиграем", – говорит Никита Евглевский.

Все, кто работает с актуальностью, проигрывают

По его словам, команда "проиграла" и в том, что не смогла создать на сцене эксперимент. "Мы просто заполнили своим спектаклем перформативную нишу", – добавляет художник.

Сцена из спектакля “Мазэраша”. Фото: Александр Агафонов
Сцена из спектакля “Мазэраша”. Фото: Александр Агафонов

В спектакле нет привязки к актуальности. "Все, кто работает с темой актуальности, проигрывают. Такой спектакль через год уже может стать никому не понятным и неинтересным", – объясняет Евглевский. В "Мазэраше" нет политической дерзости, но есть попытка изобразить замысловатое движение мысли русского человека.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *